Карина Багдасарова: Моя Волга

Областной журнал «Самара и Губерния», номер 3#2017 (октябрь)

Легендарная цирковая династия Багдасаровых берёт начало с Николая Язева – дедушки Артура и Карины по материнской линии, дебютировавшего на арене в далёком 1937 году. Всё детство провёл в цирке и их отец, будущий народный артист России Михаил Ашотович Багдасаров. В октябре 1991 года он выпустил новый аттракцион «Тигры-шоу», где главной помощницей выступила его 18-летняя дочь Карина. Конечно, это не было случайностью, ведь даже в раннем детстве привычные игрушки и куклы ей заменяли настоящие живые тигрята. Впоследствии Карина закончила Бакинское хореографическое училище и Российскую академию театрального искусства, но её сердце безраздельно принадлежало только цирку. Вот уже 12 лет она выступает дуэтом с младшим братом Артуром. А в феврале 2016 года Карина создала «Благотворительный фонд защиты животных, живущих вне дикой природы «Право жить», который, кроме всего прочего, будет поддерживать региональные зоопарки. Сегодня у нас в гостях представитель прославленной династии, дрессировщица, режиссёр и продюсер, заслуженная артистка России – Карина Багдасарова.

Дрессировщица

Истоки

Прошу Карину вспомнить детство в Нижнем Новгороде. На Волге.

«Главная ассоциация с родным городом – это, естественно, цирк. Там с раннего детства закладывался весь мой фундамент. Неслучайно, именно в Горьком папа репетировал свой первый самостоятельный номер. Это был год моего рождения. Там же, только через пять лет, когда родился Артурчик, папа репетировал и выпустил уже свой новый аттракцион. В том цирке работали моя бабушка, Клавдия Дмитриевна, и дедушка, Николай Андреевич. Как вы поняли, город Горький вообще оказался знаковым для нашей династии. Мы с братом там родились, а папа стал самостоятельным артистом тоже в Горьком. И это при том, что мы не жили в нём постоянно. Так распорядилась судьба. В любой город просто так не попадаешь. Ты зачем-то туда приехал, чтобы случилось некое предопределяющее событие или для получения какого-то урока.

До сих пор для меня нет ничего приятнее запаха грима, который помню с раннего детства. Какое это сладкое и вкусное волшебство! Раньше в цирках ничего не закрывалось, и мы маленькими детьми бродили по незапертым гримёркам. Ходили – собирали «сокровища», оставленные уехавшими артистами. В основном это были блёстки и камешки с цирковых костюмов. Каждая наша девочка обладала своей волшебной коробочкой, где хранились эти богатства. Потом мы из них делали какие-то украшения и ожерелья.

Я ходила с бабушкой на все представления. Правда, в Горький мама привозила нас не каждое лето. Потому что иногда летние каникулы мы проводили у другой бабушки. Это была папина мама по имени Варвара, жившая в Баку. Оттуда же, из своего детства, помню многих цирковых артистов. Например, дядю Юру Дурова, когда он был ещё совсем молодой. Помню Мстислава и Вальтера Запашных, бывших тогда на самом пике цирковой славы. Какие же они создавали потрясающие аттракционы! Совершенно отчётливо помню встречу с легендарной дрессировщицей Ольгой Борисовой. Думаю, тогда ей было чуть больше двадцати лет. Ну так вот. Мне около шести лет, и мы идём, посмотрев её аттракцион, который меня необычайно впечатлил. А тут какая-то женщина впереди нас, развеваются её роскошные волосы. Мне показалась, что это просто богиня. Смотрю на неё и спрашиваю бабушку Клаву: «А кто это?» – «Неужели не узнала? Это же сегодняшняя дрессировщица львов Борисова. Когда-нибудь и ты будешь такая же, как она». И как же я, девчонка, могла тогда подобное представить? Важнее другое. Вот это бережное и уважительное отношение к цирку, заложенное в нас с самого раннего детства бабушкой и дедушкой. Например, бабушка мне объясняла, почему нельзя грызть семечки и плевать в цирке. Ну, и многое другое. Нам передавались абсолютно все культурные нормы и традиции, которые только существуют. Это настолько глубоко было заложено в моём сознании, что находится там и по сей день. Вообще воспитывать ребёнка можно только на личном примере. Например, вчера стала невольным свидетелем весьма показательного эпизода. В вашем городе живёт моя двоюродная сестрёнка Лера. И я попросила своего сына Никиту залезть вместе с ней и с сыном Артура, Ричардом, в манеж, чтобы там сфотографироваться на память. На что мой ребёнок сказал: «Мама, я не могу туда зайти в грязной обуви». Так вот, я никогда специально его этому не учила. Тем более, не поучала: «Никита, не смей входить в манеж в уличной обуви!» Но сама никогда и ни за что не войду в манеж с улицы. Зайду только босиком. То есть у сына это отложилось на каком-то подсознательном уровне. Иными словами – только личный пример! Короче говоря, я была приятно удивлена: Никита снял свои кеды и в носках зашёл в манеж, чтобы там сфотографироваться.

Любопытно, что в Самару мы с Артуром пятый раз приезжаем, а в цирке Нижнего Новгорода всё никак не выступим. Наш родной город какой-то заколдованный. И это при том, что папа уже довольно долго работает художественным руководителем этого цирка. Там он нужен и востребован. Он организовал в Нижнем музей Марины Назаровой. Добился того, чтобы местному цирку было присвоено имя этой великой дрессировщицы. Он ей безумно благодарен, ведь именно Назарова была его учительницей и главной наставницей».

Династия дрессировщиков

Династия

«Безусловно, папа подарил нам свою фамилию как бренд. Он дал основу и фундамент. Научил нас буквально всем премудростям, в первую очередь – отношению к работе. Для меня всегда остаётся загадкой, когда люди ждут не дождутся конца рабочей недели. Вот этого я не понимаю. Лично у нас работа так вплетена в повседневную жизнь, что мы их даже не разделяем. И вот этому научил отец. То есть мы практически постоянно находимся в цирке. Всё время животные под нашим контролем. Непрерывно мы участвуем в каких-то проектах.

И обязательно с Артуром что-то новое придумываем. Хотя признаюсь, что весьма сложно нести бремя такой фамилии. Поскольку папа воспитывал нас очень жёстко. Он был руководителем аттракциона и сдирал с нас по семь шкур. И мы не имели права на то, что легко мог себе позволить любой другой артист. Например, опоздать на репетицию или отработать не на все сто процентов. То есть мы не имели права на любой момент, который мог уколоть отца. Потому что папа – это папа. И мы всегда должны были ему соответствовать. Что здорово нас дисциплинировало. Однако признаюсь – так иногда хотелось побыть раздолбаем. Но, кроме отношения к профессии, папа привил нам любовь к животным. За всё время, что мы вместе работали, ни разу не слышала, чтобы он сгоряча обозвал хотя бы одно животное. Зато его служащие постоянно получали «полный рот огурцов». По полной программе! Никогда не мог себе позволить ударить или хотя бы обозвать зверя. Просто поразительная любовь к животным. При этом, как только он заходил в цирк, все, словно мыши, разбегались по своим углам. Когда мы заезжали в очередной цирк, местные директора и бухгалтеры дружно уходили в отпуск. От греха подальше... Короче говоря, весь цирк замирал в ужасе от его крутого нрава. А вот животные всегда оставались его приоритетом. Не прийти на репетицию к папе можно было лишь в одном случае. Если ты умер. Всё! Если ты жив, значит должен явиться на репетицию и всё отработать. Мы ещё вместе с ним выпустились с программой в 1991 году, а двенадцать лет назад начали работать вдвоём с Артуром. Когда мы с братом впервые одни вышли в манеж, отец стоял за клеткой и орал так, что заглушал целый оркестр. В общем, осуществлял внешнее руководство. Ну, а потом у него случился инфаркт. И только после этого он отправил нас в полностью самостоятельное плавание. Решил, что жизнь дороже. Но даже когда мы с Артуром остались в манеже совсем одни, то каждый раз, заходя туда, я как бы визуализирую отца. Беру с собой, чтобы он всегда был рядом. Вот я его себе представляю, такого сильного и могучего. И он всегда вместе со мной заходит в клетку. Иной раз, когда я мысленно с ним разговариваю, окружающие легко могут подумать, что у Михайловны «кукушка поехала»...

Дрессировщица

...Теперь надежда династии в наших детях. За годы работы мы с Артуром ещё выше подняли семейную профессиональную планку. И ещё больше прославили фамилию. Поэтому наши дети должны быть либо на нашем уровне, либо ещё выше. Но никак не ниже. Честно говоря, в своём сыне потенциала циркового артиста я не вижу. Никита категорически против работы в цирке. Он мне в шутку сказал: «Максимум, готов согласиться на должность директора цирка» (смеётся). Зато планирует продолжить физико-математическое образование. Поэтому главная надежда нашей цирковой династии – это сын Артура. Зовут его – Ричард. Самарцы видели его в нашем представлении. Пока он выступает как воздушный гимнаст. Также во время нашего аттракциона Ричард потрясающе ассистирует. То есть уже заходит в клетку к молодым тиграм. Конечно, ещё рано говорить о том, что он что-то с ними может делать. Но, во всяком случае, он уже там находится... Главное, что я чувствую в нём большой потенциал. Ричард вообще очень похож на Артура. У него потрясающая реакция, и он здорово чувствует животных. Короче говоря, Ричард – наша общая надежда на продолжение династии Багдасаровых в цирковом искусстве.

Ну а лично мой трудовой стаж в цирке составляет почти 26 лет. В 37 лет уже стала Почётной пенсионеркой и Ветераном труда. Поэтому у меня даже есть особые привилегии. Могу бесплатно ездить в метро и на электричках по Московской области.

Самара

«Самара – один из самых моих любимых городов России, – признаётся Карина. – Причём это вовсе не потому, что мы с вами беседуем именно в Самаре. Обычно, если мне не нравится город – лучше промолчу. Ведь я довольно воспитанная девочка (смеётся). Наш первый визит сюда состоялся в 1992 году и каждый раз, когда нам предлагается разнарядка в Самару, всегда еду с большой радостью, потому что мне здесь хорошо. До сих пор не могу понять почему. Видимо, Самара – мой город. Знаете, порой бывает так, что куда-то приезжаешь, запланируешь там какие-либо дела, а у тебя ничего не срастается. Конечно, вовсе не имею ввиду репетиции и представления. Но ведь, кроме работы, есть и своя повседневная жизнь, которой ты живёшь за пределами манежа. И когда я приезжаю в ваш город, здесь у меня всё активизируется. Просто на раз удачно складываются все жизненные пазлы. И всегда так. Видимо, одно из объяснений этой загадки в том, что я волжанка. Пусть не из Самары, а из Нижнего. Мне вообще во многих волжских городах хорошо. Но так, как в Самаре – не бывает нигде. На этот раз мы с мужем приехали на машине, поэтому наши «горизонты» безмерно расширились. Мы смогли попасть далеко за пределы города. Так случилось, что здесь у нас живёт очень много друзей. Поэтому мы успели погостить везде, где только можно. В Безенчуке, Похвистнево и других местах. С успехом сделала здесь всё, что планировала осуществить. И у вас очень красиво. Вообще Россия потрясающе красива.

Цирковые дрессировщики

Я очень люблю свою страну! Безумный патриот! Абсолютно уверена в том, что красивее страны нет вообще нигде. То есть ты едешь и едешь, а повсюду такие просторы, такие красоты. А подобное небо может быть только в России. Какие закаты, какие рассветы здесь на Волге. Загляденье невозможное! А самое главное – я купалась в Волге! Это потрясающая вещь. Просто что-то невероятное! Вообще-то я весьма капризная барышня. Очень! И больше всего люблю море. Поэтому реки, особенно там, где городские пляжи, совсем не жалую. Весьма брезгливо к ним отношусь. Но тут произошла такая история с предысторией. Короче говоря, у меня есть один знакомый, который родился в Самаре, провёл здесь детство и юность, но потом уехал на Бали. Там уже много лет и проживает. Мы с ним некоторое время назад как раз и познакомились в этом райском месте. И вот сейчас мы к вам приезжаем, а он по телефону сообщает: «А я в Самаре». Какая прелесть! Где Самара, а где Бали. Таки где ещё можно на всей земле столь удачно состыковаться? Но он продолжает меня удивлять: «А я сейчас буквально не могу вылезти из Волги!». Конечно, я начинаю ныть про море и капризничать про городские пляжи.

И тут он задаёт вопрос, который меня совершенно ошарашил: «Как же ты могла ни разу не войти в Волгу? Это всё равно, как приехать на Бали и даже не окунуться в океан!»

Действительно, нам ведь надо заплатить кучу денег, метнуться куда-то на край света и только там искупаться.

А того, что рядом, что под ногами и бесплатно даётся – не замечаем. Но ведь здесь твоя родная энергетика – пользуйся. Короче говоря, в результате я из Волги реально не вылезала. Вода холодная, но такая классная. Очень живая и мощная. Сидела в этой воде, окуналась с головой. Просила её наполнить меня силой. Прямо непередаваемый кайф. Она очень сильная и одновременно удивительно мягкая. Добрая, как мать. Но и строгая такая. Без сантиментов.

Карина и Михаил Багдасаровы

У неё довольно сильное течение. Она, наверное, на меня похожа (смеётся). Если меня сейчас спросить, с какой рекой себя ассоциирую, то отвечу уверенно, что с Волгой. Могу быть мягкой и доброй, но могу и невероятно сильной. И навешать люлей, будь здоров как.

И, кстати, недаром Волга впадает в Каспийское море, а там Баку, где какую-то часть жизни провела и я. И вообще, это тоже родной для всей нашей династии город. То есть вот все эти связи – весьма сильная штука. Ещё больше окрепли наши связи и с Самарой. В этот раз мы приобрели здесь огромное количество новых друзей. Да и просто мне у вас хорошо. Конечно, многое меняется. Хвала футбольным Богам! Наконец-то власти взялись за дороги и за косметический ремонт фасадов на центральных улицах. Желаю добрым самаритянам достойно встретить чемпионат мира по футболу, и чтобы сразу после него ничего не развалилось. В этот раз мы приехали в Самару в тот период, когда лето, и все на отдыхе. Люди долго ждали тепла, и вот в августе оно пришло. А тут как раз и мы приехали. Здрасьте! А все на пляжах и за городом. Причём цирк стоит прямо по пути на пляж.

И тем не менее, гастроли прошли очень хорошо. В Самаре невероятно благодарная публика. Поэтому с огромным удовольствием будем приезжать к вам ещё и ещё. Ура!

Автор: Анатолий Семёнов


Автор:Анатолий Семёнов