Оглавление
1#2022
Оглавление
Замечательные женщины Самарской области
Звезда
Здравоохранение
Культура Самарской области
Образование
Право
Сельское хозяйство Самарской области
Событие
Творчество
Юбилей
Социальная политика

Столетие джаза России

Областной журнал «Самара и Губерния», номер 1#2022 (апрель)

«Джаз – это мы с вами в лучшие наши часы». Эти слова известного писателя Сергея Довлатова вспомнились в юбилейный 2022-й, в год столетия отечественного джаза. За точку отсчёта в установлении возраста джаза в России принят день 1 октября 1922 года, когда в Москве состоялся первый концерт ансамбля, который и сам именовался «Первый в РСФСР эксцентрический оркестр джаз-банд Валентина Парнаха».

Фото: pxhere.com

День рождения определён, конечно, условно, так как целый музыкальный жанр не мог появиться в одночасье, да и невозможно установить, насколько исполненная тогда музыка была действительно джазовой. Скорее всего, это была шумовая эксцентрика с элементами танцевально-экзотического шоу. Не успев записаться, ансамбль Парнаха через три года распался. Драматург Евгений Габрилович, игравший в секстете на рояле, вспоминал, что сам Парнах занимался поэзией и сценическими танцами, а джазом заинтересовался лишь потому, что усмотрел в нём нечто новое, ультрасовременное и даже скандальное. Парнах вообще по натуре был «бузотёром», сторонником радикального авангарда в искусстве. Но у каждого явления должна быть исходная позиция, и впервые появившееся с участием Парнаха словосочетание «Джаз в РСФСР» и определило в стране старт жанра.

Первые почти сорок лет новая музыка в стране к джазу часто причислялась только по инструментальному составу оркестра или ансамбля. При появлении на сцене саксофона, ставшего позже символом джаза, а также ударных инструментов ни у кого не возникало сомнений: конечно, это джаз. Родившиеся у нас в 20-40-х годах массовые песни – лирические, эстрадные, популярные – часто исполнялись под классический состав свингового биг-бэнда, а на концертах программы с песнями дополнялись инструментальными пьесами отечественных и зарубежных композиторов. Это всё и именовалось тогда советским джазом.

Те, кто считает, что джаз как жанр в советской России был всегда под запретом, заблуждается. Об этом можно говорить лишь имея в виду период 1946-1956 годов. Более того, партийные идеологи уже в двадцатых годах поставили перед музыкантами и композиторами важную задачу: в противовес «музыке духовной нищеты» – западному джазу – создать наш родной, советский. Озадаченные деятели музыкального искусства очень старались, и этот самый жанр, названный, как уже отмечалось, советским, песенным джазом, появился, правда, имея мало общего с джазом мировым. Нет, «Легко на сердце от песни весёлой», «Тёмная ночь», «Одинокая гармонь» и другие мелодии, особенно в модных в те годы ритмах танго или фокстрота, это – замечательно, но при чём здесь джаз?

В Союзе практически до периода так называемой «оттепели» имели место гонения на всё западное, шла усиленная борьба с малейшими отклонениями от заданного партией направления развития культуры и искусства. Коснулись они конечно и джаза: даже в его тогдашнем песенно-танцевальном обличии он был загнан в подполье. Некоторый перелом в отношении к джазу произошёл только в конце пятидесятых. Этому способствовало и проведение в 1957 году VI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Москве, где впервые звучали подлинно джазовые оркестры и ансамбли, включая французский биг-бэнд Мишеля Леграна и польский секстет стиля «кул» Кшиштофа Комеды. Шестидесятые и стали началом второго этапа столетия отечественной джазовой музыки.

Столетие джаза России

Куйбышев, как и другие крупные города страны, к тому времени уже прошёл первый этап развития жанра. Но особенностью Куйбышева явилось то, что ровно 60 лет назад здесь родился уникальный Городской молодёжный клуб ГМК-62, который активно включился в развитие взаимоотношений молодёжи с культурой и искусством. В составе ГМК-62 энтузиасты создали куйбышевский джаз-клуб, который, кстати, тогда оказался вообще третьим в СССР после ленинградского (1958) и московского (1960). Именно джаз-клуб помог формированию подлинного инструментально-импровизационного джаза и стал координатором всего дальнейшего шестидесятилетнего развития этого музыкального жанра в области.

Формы работы джаз-клуба были самыми разными. Одной из главных стало проведение джазовых фестивалей, и за 60 лет в Куйбышеве-Самаре их прошло пятьдесят. Первый, председателем оргкомитета которого довелось быть автору, прошёл в декабре 1962 года. Он очень быстро стал престижным: в разные годы в нём участвовали практически все, вскоре ставшие лидерами отечественного джаза, музыканты. А с открытием бывшего закрытого оборонно-космического Куйбышева на фестиваль стали приезжать известные джазмены из США, Японии, стран Европы и даже из Австралии. После 24 проведённых джаз-клубом фестивалей традиция музыкальных праздников перешла к филармонии, где с 2003 года и по сегодняшний день проводится «Джаз-весна в Самаре». Его художественным руководителем стал известный российский пианист Даниил Крамер, который сам ещё в двадцатилетнем возрасте впервые выходил на фестивальную сцену Куйбышева.

Среди других проектов джаз-клуба можно упомянуть регулярные «Музыкальные вторники» – вечера прослушивания звукозаписей в уютном салоне «Граммофон». Интерес вызвал и проведённый ещё в 1964 году открытый диспут «Джаз и ты». Затея была изначально довольно смелой, поскольку в качестве главного оппонента мы решились тогда пригласить композитора, народного артиста СССР, академика, Героя социалистического труда, трижды лауреата Сталинской премии Дмитрия Борисовича Кабалевского. Нет, мэтр был замечательным, очень уважительным собеседником и не давил на нас огромной массой своих титулов и званий. Хотя в ходе довольно бурного диспута он вместе с коллегой – профессором казанской консерватории, естественно, представлял ещё живую партийную точку зрения на родившийся в империалистическом окружении музыкальный жанр. Открывая диспут, автор этих заметок тогда попытался ограничить его направление именно рамками подлинного инструментального джаза, но оппоненты сразу же стали уводить разговор в русло своей трактовки жанра. Творчеству музыкантов Джона Колтрейна и Чарли Паркера они давали нелицеприятные оценки, хотя, наверняка, сами их никогда не слышали даже в записях. Нам же, молодым энтузиастам подлинного джаза, они предлагали удовлетвориться «джазовыми» песнями Дунаевского, Мокроусова и Богословского или слушать Теа-Джаз Утёсова. Диспут получился интересным, а у дверей осталась большая толпа не попавших в зал, хотя над входом висел огромный аншлаг: «Сегодня танцев не будет! Сегодня диспут!»

Столетие джаза России

Джаз-клуб активно занимался проведением концертов собственных музыкантов, а также известных оркестров и ансамблей страны, а позже и мира. Так, прекрасные взаимоотношения у нас сложились с музыкальной семьёй Лундстремов. Саксофонист и музыковед Игорь Лундстрем в 60-70-х годах был председателем жюри куйбышевского фестиваля, близкая дружба связывала автора этих строк и с Олегом Лундстремом.

После Китая первый большой гастрольный тур оркестра Лундстрема на родине начался 11 мая 1957 года с Куйбышева. С тех пор сам Олег Леонидович называл город родным и десятки раз с удовольствием приезжал к нам на гастроли, в том числе по приглашению джаз-клуба с чисто джазовыми программами. А в девяностых годах уже в Тольятти джазовый фестиваль официально стал носить имя Лундстрема, и выступлением его оркестра этот музыкальный праздник всегда и закрывался. В разные годы в биг-бэнде играли и куйбышевские музыканты. Достаточно вспомнить пианиста Григория Файна, барабанщика Виктора Епанешникова, гитариста Виталия Тулякова, саксофониста Константина Горшкова. А наша с Олегом Леонидовичем дружба продолжалась до его последних дней, мы с ним встречались и в Москве, и в Самаре. Я много писал о музыканте и его оркестре в различных газетах и журналах, он был гостем моей авторской радиопрограммы «Вот вам джаз».

Последняя наша встреча состоялась в декабре 2001 года, и тогда мы обсудили организацию в Самаре концерта, посвящённого 45-летию первого после Китая выхода биг-бэнда на отечественную сцену. Концерт намечался на весну 2002 года, и Олег Леонидович сразу предложил название программы «Встреча друзей». Он просил меня провести концерт на сцене, рассказав о годах дружбы музыкантов с Самарой. Согласовав проект с руководством филармонии, я написал письмо Лундстрему, но ответа долго не было. После нескольких безуспешных телефонных звонков я узнал, что тяжело больной Олег Леонидович поговорить со мной не сможет. А в 2005 году выдающийся музыкант ушёл из жизни. Позже идею мэтра я обсуждал с преемниками Лундстрема в оркестре – Георгием Гараняном и Борисом Фрумкиным, но только в 2016 году в самарском концерте по случаю 100-летия со дня рождения патриарха удалось на сцене вспомнить куйбышевский старт успешного пути легендарного биг-бэнда. В целом же творческое сотрудничество с Олегом Лундстремом внесло немало ярких моментов в историю джаза Куйбышева-Самары.

Автор: Игорь Вощинин


Автор:Игорь Вощинин