Новости и события
Архив
2020 2019 2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007

Галерея «Вавилон» представила работы современных художников

В выставочном зале IN CUBE

Художественная галерея «Вавилон» открыла новый проект, в рамках которого проходят презентации выставок современных художников. Галерея представила имена Петра Фролова, Сабира и Светланы Гаджиевых, Ирины Чернавиной, Ирины Подгаевской, демонстрируя различные направления современной живописи. Экспозиции открылись в ресторане гостиницы «Holiday Inn», холлaх торговых центрoв «IN CUBE» и «Вавилон».

Современное искусство расширяет творческие горизонты, вписываясь, казалось бы в самые необычные интерьеры. На смену академичным выставочным залам музеев приходят небольшие галереи и холлы фешенебельных магазинов, гостиниц и ресторанов. Дорогие барные стойки, столики, сервированные деликатесными блюдами; стеклянные витрины, за которыми в безмолвном ожидании застыли манекены, «упакованные» в модные одежды… Бесшумно движущиеся эскалаторы, перемещающие с этажа на этаж посетителей, чей светский вид практически не отличается от стиля манекенов… Добавим теперь в этот ассоциативный ряд живописные полотна художников, работающих в современной арт-манере, и получим новое направление искусства.

Ирина Чернавина и Алла Шахматова

Все художники — индивидуалисты и путешественники, а образы картин навеяны впечатлениями от посещений разных стран. Каждая экспозиция раскрывает перед зрителями микрокосмос, внутренний мир автора, в котором удивительным образом переплелось фантастическое и реальное, причудливое и потустороннее, настоящее, прошлое и будущее.

Вдохновительница, приверженница и подвижница современной живописи — арт-директор галереи «Вавилон» Алла Шахматова. Более десяти лет она представляет Самаре имена художников разных направлений и школ. Имея специализированное искусствоведческое образование, сотрудничает с Самарским отделением Союза художников России, успевая «отслеживать» новые веяния и течения в арт-мире и претворяя в жизнь творческие проекты, основанные на профессиональных и дружеских контактах.

Мир Петра Фролова

Петр Фролов на пресс-конференции

Санкт-петербургский художник Петр Фролов живет жизнью странствующего мастера, в поисках впечатлений он исколесил пол-мира. Периодически работает и выставляется во Франции, участвует в современных выставках в Барселоне, Нью-Йорке, Москве. Во многих из них принимает участие и его супруга, художница Наталья Тур.

В Самаре Фролов представил масштабные полотна в технике авторской печати — жекле, поскольку все оригиналы застрахованы, а часть картин находится в частных коллекциях России, Франции, Германии, Финляндии, Швеции, Испании, Израиля, США. График его выставок расписан на несколько месяцев вперед, и несомненно, открывшаяся выставка — событие для самарских коллекционеров и ценителей современного искусства.

Как рассказал сам автор, в своих картинах он создает иллюзорный мир, отличный от действительности, способный раскрыть внимательному зрителю сотни фантастических историй. Особо не задумываясь над стилистическим направлением, он открывает новую, постоянно изменяющуюся реальность, в которой соседствуют изысканные феи и загадочные дамы, королевские цветы, причудливые животные и птицы.

Перед нами — мир карнавала, мечты и театральной мистерии. В некоторых полотнах присутствуют балаганные темы Масленицы, религиозные мотивы Рождества. Распутать сюжетную канву картины, клубок художественных хитросплетений не так-то просто — для этого потребуются часы созерцания. Фабула творчества художника сконцентрирована в высказывании искусствоведа Алексея Иванова: «Фролов — не эпигон модерна, а постмодернист. Другой его злой гений Льюис Кэролл со своей Алисой, которая вечно совала нос куда совсем не следует. Сколько раз критики ахали у работ Фролова: «Зазеркалье!». Но Зазеркалье Кэролла — не переживание, но впечатление, не impression, а неевклидово пространство плоскости Мебиуса, геометрия Лобачевского, релятивизм грядущего Эйнштейна, химеричная сумма силлогизмов и парадоксов. А у Фролова нет парадоксов, потому что нет законов, которые приходится нарушать. Здесь все можно, здесь праздник непослушания».

На пресс-конференции Петра Фролова

«Праздник непослушания» — во всем, начиная от раскованной манеры художника держаться и общаться, свободно-неофициального стиля одежды, в котором переплелись фольклорные мотивы разных стран, до погружения в мир иллюзий — мир детства. «В творчестве меня часто вдохновляет общение моей мамы с моей дочерью, — говорит Петр. — Когда я участвую в их беседе, например, обсуждении прочитанных книг, фильмов, понимаю, что мнения родных людей мне интересны. От этих впечатлений пытаюсь оттолкнуться, создавая фантастические миры на полотне».

Уникальность картин Фролова в том, что в каждой «звучит» музыкальная стихия мажора; переливается, «играет» мозаика изменчивых образов. Каждую можно рассматривать длительное время — по частям и фрагментам, мысленно соединяя воображаемые «пазлы». По словам искусствоведа и геолога Ольги Даниловны Фроловой, на правах мамы художника она часто в безмолвии наблюдает за мастерством своего сына: «Огромные картины он расписывает тончайшей кистью. Это очень сложно, филигранный труд, нужно не только вдохновение, но много терпения, и весь процесс проходит в несколько этапов. Сначала наносится рисунок, потом прорисовываются многочисленные детали. Похоже на процесс ткания ковра, когда из сочетания нитей рождается узор, также и здесь — из сочетания красок возникает многослойное художественное полотно».

Путешествие по воздушным лабиринтам Гаджиевых

Аристократичная изысканность, эфемерность и трепетность образов, тонкое скольжение линий, недосказанность изображений и причудливость декоративного рельефа — лишь некоторые составляющие сказочного лабиринта, в путешествие по которому приглашает дуэт санкт-петербургских художников, семейная чета Сабир и Светлана Гаджиевы. Выставочное пространство галереи «IN CUBE» незримо заполнилось воздухом и естественным мягким светом, струящимся от картин. Полотна рождают самые поэтичные ассоциации — от шекспировского «Сна в летнюю ночь» до моцартовской «Волшебной флейты» и сказочной фантастики Эрнста Теодора Амадея Гофмана. Повествования о порхающих эльфах, таинственных превращениях Саламандра, трансформации города-дракона, рыцарские истории словно оживают, преломляясь в невидимых световых лучах. Множество вариантов развития темы рыбы: «Царь-рыба», «Механическая рыба», «Серебряная рыба».

Философия творческого союза Гаджиевых отражена в изучении метафизики цвета. Рассказывая об авторском методе создания картин, художники отмечают: «Нанося множество прозрачных слоев, мы используем их способность по-разному реагировать на свет, создавая ощущение тонких цветовых переходов и полифонии». Все композиции объединены понятием «метафизический реализм», основанном на сочетании различных литературных тем и изобразительных планов, задуманного несоблюдения пропорций.

Юлия Балыбина и Алла Шахматова на открытии выставки Гаджиевых

Внутри одной картины происходит диалог фантазийных образов, зрительно проступающих на поверхность полотна под воздействием световых переходов. «Сабир и Светлана всегда работают в четыре руки, — рассказывает куратор выставки и директор санкт-петербургской галереи «Северная столица» Юлия Балыбина. — Сабир подготавливает деревянную основу — мольберты, Светлана задает тон образно-цветовому решению. Они живут в Италии, работают в разных авторских рукотворных техниках. Например, есть нежные акварельные этюды, навеянные впечатлениями от посещения Лондона и Венеции; есть работы на холсте с фактурными пастами, на которых остаются отпечатки огромных листьев, привезенных из экзотических поездок, и гигантских лопухов, растущих в Азии; сказочные мотивы расписываются на старых досках, используются металлически вкрапления. В творчестве этой пары происходит наслоение многих культурных слоев, в которых восточная философия удивительным образом сплетается с европейским мироощущением».

Восхищение Гаджиевых полотнами старых мастеров голландской школы трансформировалось в серию выразительных натюрмортов. Фантазийное начало отразилось в семантике цвета — изумрудные розы, синие лилии, а современная интерпретация старинного жанра — в здоровом юморе — «Натюрморт с рыбой», «Натюрморт с комаром», «Натюрморт с жирафами».

Многие картины автобиографичны, в некоторых присутствует тема детской сказки. У Гаджиевых двое дочерей, для которых они создают мир волшебства и фантазии: вместе изучают сказочный фольклор, пытаются разгадать миф об Атлантиде, оформляют иллюстрации к книге, основываясь и на впечатлениях своих детей.

«Деликатесы» Ирины Чернавиной

Ирина Чернавина

Новое ироничное звучание жанру натюрморта попыталась придать и самарская художница Ирина Чернавина. Экспозиция со «съедобным» названием «Деликатесы» была представлена в арт-галерее «Вавилон». Всевозможные лакомства на любой вкус — воздушные кремовые пирожные, рассыпчатые печенья и кексы, прозрачные и матовые леденцы, ароматные ягодные десерты. Подобно героине известного фильма Лассе Халлстрема «Шоколад» Вианн, варившую по специальному рецепту чудесный шоколад и способную угадывать человеческие мечты, художница Ирина, представляя авторскую серию работ, пытается раскрыть тайные желания людей. Создать на холсте вкусный кондитерский мир в разнообразии его красок ей помог и пятилетний сын. Познавая действительность, дети делают для себя открытия и с помощью вкусовых ощущений.

Выставка Ирины Чернавиной

Все картины выполнены в технике пастозной живописи с применением декоративных материалов и лакированных смесей специального состава для работ, написанных маслом на холсте. Коллекция аппетитных натюрмортов привлекает внимание яркостью и буйством цветовых контрастов, выпуклостью и объемом форм. В этом — и настроение, и тенденция современной моды, выраженная в легкости и беззаботности бытия. Декоративный характер экспозиции подчеркивают роскошные букеты — «Тюльпаны», «Розовый сад», спелые ягоды и сочные «Арбузы».

Выставка Ирины Чернавиной

«Весной и летом открываются горизонты, обновляются надежды, меняются краски и наряды. Это исключительно женская коллекция картин. У меня было желание внести своими работами жизненный позитив, представив всевозможное многообразие вкусов. Поэтому пусть никого не смущает и выбор темы», — комментирует выставку сама художница.

Умение увидеть в обыденном удивительное, в повседневном своеобразное — отличительная черта художественного видения Ирины. А эпатаж и шарм придают особый колорит жанровой коллекции кулинарных шедевров. По мнению арт-директора галереи «Вавилон» Аллы Шахматовой, Ирина Чернавина — яркая, самобытная художница, обладающая индивидуальным стилем. К слову, художественный вкус, вероятно, унаследован от отца — известного самарского гобеленщика. Отдельные орнаментальные картины словно вышиты гладью, например,  «Восточные птицы», «Райские птицы». В целом же творчество Ирины отличают доброта и юмор, поскольку она стремиться отображать на холсте только альтернативные положительные эмоции.

«Жизнь как джаз» Марины Подгаевской

«Я поняла, что в картинах могу выражать свои мысли. Изменчивость эмоционального состояния человека дает импульс для новых композиций», — считает санкт-петербургская художница Марина Подгаевская. Многие из ее самобытных работ находятся в частных коллекциях России, США, стран Западной Европы, а часть картин хранится в Пулковской обсерватории, Петербургском университете, посольстве Словакии в Москве.

Марина Подгаевская на открытии выставки

В каждом полотне — отсвет вдохновения, желания запечатлеть миг неуловимо ускользающих переживаний, движений человеческой души. Французское слово «impression» («впечатление») наиболее полно характеризует настроение композиций, которые рождают ассоциации с творчеством художников-импрессионистов. Такие аллюзии навевает балетная серия картин, в которой запечатлена жизнь легких танцовщиц подобно любимой теме Дега.

Еще одна параллель с наследием живописи минувших столетий — сравнение картин Подгаевской с творчеством голландских мастеров ХVII-ХVIII веков. В коричневой гамме выполнена серия «НЮ». Цветовые нюансы передают изысканность стиля, семантика цвета отражает разные грани настроений.

Экспрессивностью чувств «взрывает» серия «Джаз» — обилие цветовых вариаций на музыкальную тему. Джазовые созвучия — терпкие аккорды и блюзовые мелодии словно застыли в контурах фигур чернокожих музыкантов-саксофонистов — символов музыкальной свободы.  Именно эта тема дала название всей выставке. Впечатляет и эффект «наслаивания» образов, словно «расщепляющий» реальность на несколько самостоятельно существующих художественных миров.

Серия работ на тему цветов — «Музыка орхидей», «Подсолнухи на красном», «Натюрморт с календулой, яблоками и черешней» — дополнила «звучание» всей экспозиции настроением спокойного созерцания прекрасного.

Текст: Елена Воеводина
Фото из архива арт-галереи «Вавилон»