Новости и события
Архив
2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007

Израильтяне разыскали внука директора куйбышевского авиационного завода №18 Матвея Шенкмана

Два дня назад, 6 ноября, в Самаре состоялось торжественное открытие после реконструкции памятника самолету Ил-2 на кольце Московского шоссе и проспекта Кирова. И буквально вслед за этим пришло сообщение, что в американском Сан-Франциско найден внук Матвея Шенкмана – директора куйбышевского авиационного завода №18, в годы войны выпускавшего легендарные «летающие танки».

Как сообщает израильский русскоязычный сайт NEWSru.co.il, через 75 лет после гибели директора куйбышевского завода №18 Матвея (Мордехая) Борисовича Шенкмана израильтяне Павел Бернштам и Евгений Неймер разыскали его потомков в Сан-Франциско (Калифорния, США).

Директор куйбышевского авиационного завода №18

Мордехай Шенкман родился в 1899 году в семье ремесленника. Участвовал в Гражданской войне, а затем стал инженером. В двадцатые-тридцатые годы неоднократно выезжал в командировки за границу, но в годы «большого террора» уцелел. В 1938 году его назначают директором Воронежского авиационного завода №18. В феврале 1941 года на заводе начинается промышленное производство штурмовиков Ил-2, которое сталкивается со значительными трудностями. К началу Великой Отечественной войны ВВС было передано всего 174 таких самолета. В августе 1941 года наркомат авиационной промышленности устанавливает новые производственные нормы: уже в сентябре завод №18 должен был производить 15 самолетов в сутки. Однако 10 октября начинается эвакуация предприятия на восток – в Куйбышев.

Возникшая на окраине города новая промышленная зона – Безымянка – почти сразу начинает давать продукцию, хотя у станков трудятся, в основном, женщины, подростки и старики. Уже 10 декабря в воздух поднимается первый собранный в Куйбышеве штурмовик. Но в тяжелейших условиях выполнить установленный план невозможно. В декабре Шенкман, а также директор завода №1 Третьяков, получают гневную телеграмму Верховного главнокомандующего:

«Вы подвели нашу страну, нашу Красную Армию. Вы не изволите до сих пор выпускать Ил-2. Самолеты Ил-2 нужны нашей Красной Армии теперь, как воздух, как хлеб. Шенкман дает по одному Ил-2 в день, Третьяков МиГ-3 по одной, две штуки. Это насмешка над страной, над Красной Армией. Нам нужны их МиГ-3, Ил-2. Если 18 завод думает отбрехнуться от страны, давая по одному Ил-2 в день, то жестоко ошибается и понесет за это кару. Прошу Вас не выводить правительство из терпения. Требую, чтобы выпускали побольше «илов». Предупреждаю последний раз. Сталин».

Что такое последнее предупреждение Сталина, объяснять было не надо. Копии телеграммы раздают рабочим на проходной, зачитывают в цехах, на заводе проводятся митинги, принимается решение увеличить рабочий день до 18 часов в сутки. Но директор не оставляет телеграмму без ответа. Обещая исправить ситуацию, он сообщает, что завод работает фактически в поле и просит у правительства помощи в скорейшем завершении строительства завода, снабжении необходимыми материалами и изделиями, в комплектовании предприятия рабочими, улучшении их питания и строительстве для них жилья. В завершении телеграммы директор пишет: «Коллектив завода обязуется позорное отставание ликвидировать».

В феврале завод №18 выполнил план, в мае – перевыполнил. Однако это произошло уже без директора, не боявшегося ответить Сталину. 23 мая 1942 года он вылетел из Безымянки в Нижний Тагил, где возникли проблемы с производством бронированных кабин штурмовика. Не долетев 50 километров до места назначения, в сложных метеорологических условиях, самолет врезался в гору.

В конце мая 1942 года на горе Старик-Камень все еще лежал снег, и участники поисков смогли добраться только до останков, лежащих на поверхности. Они были торжественно захоронены на центральном кладбище Куйбышева. По распоряжению Сталина на территории завода был установлен памятник директору.

Место крушения было вновь обнаружено в Свердловской области в 2015 году. Турист, нашедший обломки самолета, обратился к нижнетагильским поисковикам из клуба «Держава». Было организовано несколько поисковых экспедиций, в том числе с участием самарских поисковиков. Работать приходилось вручную, буквально переворачивая каждый камень.

В 2016 году на месте крушения были обнаружены фрагменты мотора и орден Ленина. Высшая государственная награда СССР сохранилась почти в первозданном виде. По номеру на обратной стороне – 7319 – было установлено, что это именно тот самолет, на борту которого находился директор авиационного завода №18 Матвей Борисович Шенкман. Кроме него, на борту самолета находились заместитель главного инженера завода Л.Е. Львов и четыре члена экипажа.

В 2018 году на месте крушения планируется установить памятный камень. Останки пассажиров и членов экипажа, скорее всего, будут захоронены в урне у основания памятника, установленного на кладбище в 1942 году.

Поисковики также предприняли попытку связаться с родственниками погибших. И тут у них возникли проблемы. Согласно опубликованным данным, вдова и дочь Матвея Борисовича в начале 70-х годов XX века смогли покинуть СССР и репатриироваться в Израиль. Поисковики обратились в израильское посольство в Москве, было решено привлечь израильские СМИ.

Помогли Евгений Неймер и Павел Бернштам. Как рассказал Евгений корреспонденту NEWSru.co.il, поиски в Израиле успехом не увенчались, и тогда было решено обратиться к генеалогическим сайтам, на одном из которых удалось найти фотографию Шенкмана, присланную американским гражданином Грегори Янкеловичем.

Евгений и Павел смогли установить контакт с Грегори, который оказался внуком Матвея Борисовича. Выяснилось, что семья перебралась в США. В настоящее время Грегори проживает в Сан-Франциско. Его мать Нехама (Нелли) скончалась несколько лет назад.

6 ноября Грегори Янкелович побеседовал по Skype с представителем посольства Израиля в РФ и Евгением Неймером, рассказав о том, что в их семье всегда были уверены: Матвея Шенкмана убили по распоряжению Сталина. Он также подтвердил, что в начале 70-х его бабушка действительно жила в Израиле.

«С одной стороны, нам было интересно решить эту загадку. Но, кроме того, у меня у самого прадедушка пропал без вести во время войны. Ну, что значит "пропал без вести"? Комиссар 10-й танковой дивизии Израиль Аронович Погребижский... Ясно, что он погиб. Но ничего о нем мы не знаем. И когда появляются такие истории, очень хочется, чтобы кто-то смог узнать больше о своих близких», – рассказал Евгений Неймер.

В основе публикации использован материал:

Загадка ордена Ленина: найден внук директора куйбышевского завода Матвея Шенкмана (подготовил Павел Вигдорчик)