Оглавление
1#2020
Оглавление
Гражданское общество
Замечательные женщины Самарской области
Звезда
Культура Самарской области
Лицо с обложки
Образование
Пресс-служба
Сельское хозяйство Самарской области
Событие
Спорт Самарской области
Творчество
Юбилей
Содружество
Год Тольятти в Самарской области
Год памяти и славы

Театр-студия «Грань». Место притяжения

— Новокуйбышевск

Областной журнал «Самара и Губерния», номер 1#2020 (апрель)

Театр-студия «Грань» уже давно будоражит умы и сердца неравнодушной к авторскому искусству публики. В его адрес можно услышать определения «модный», «современный», «оригинальный», «экспериментальный», «актуальный». Хотя сам художественный руководитель определений, формул и однозначных понятий не даёт, указывая, что название «Грань» говорит само за себя и заключает бесконечный объём и смысл театра, открывая в каждом спектакле новые грани важнейших понятий и категорий жизни. Мы всё же настаиваем на ярлыках «востребованный» и «обязательный к посещению», поэтому встретились с Денисом Бокурадзе, чтобы узнать, как его театр совпадает с жизнью.

Театр-студия «Грань», Новокуйбышевск

С&Г: «Мы добиваемся не правды, а эффекта» – афоризм немецкого политика Иозефа Геббельса очень точно характеризует современную реальность. В отношении театра это справедливо?

Денис Бокурадзе: Во-первых, как мне кажется, театр – это одна большая неправда, если говорить с точки зрения реальности. И очень большая и единственная правда, если говорить с точки зрения художественного пространства. Потому что каждый режиссёр создаёт свой мир, в котором он расставляет акценты так, как он чувствует в сегодняшнем дне. Один и тот же материал прочитывают сотни режиссёров, и зритель приходит не за сюжетом, который, как правило, известен, а приходит посмотреть, какие параллели и связи с сегодняшним временем нашёл режиссёр, каким языком он разговаривает с нами посредством выбранного материала. Это и есть отражение современности, если язык пьесы совпадает с языком времени. Я имею в виду не только язык как слово, а язык как образ мыслей, стилистика, природа существования, правда и неправда, отношение к ценностями и прочее – то, что для нас сегодня есть мир, в котором мы существуем.

С&Г: Какой основной посыл режиссёра заключён в спектаклях, которые проходят в стенах театра-студии «Грань»? Основная мысль, идея...

Д.Б.: Они всегда разные.

С&Г: Хорошо, тогда какова миссия театра?

Д.Б.: Одним предложением её невозможно определить, это же не формула. Она, безусловно, есть, и если смотреть спектакли, то можно увидеть, как одно с другим потихонечку связывается. В авторском театре – это нечто другое, чем, например, в репертуарном театре, в котором ставят разные режиссёры с разными мыслями и взглядами. Авторский театр имеет миссию того автора, который раскрыл этот театр. Он и людей приглашает в театр, исходя из того, кто сможет с ним разговаривать на том языке, который раскрывает эту миссию. Он и материал подбирает такой, который раскрывает эту миссию. Это нечто свыше даётся. Без связи с Богом не может произойти никакого рождения спектакля, также как не может произойти рождение ребёнка. Есть мнение, что театр должен растормошить, вывести человека из спокойного, замершего состояния. Это достигается разными способами, но я не принимаю спектакли, которые несут разрушение, приводят к состоянию агрессии и негатива. Искусство должно выводить из состояния равновесия, но приводить к состоянию созидания, чтобы после погружения хотелось создавать, творить, думать, вспоминать, любить.

С&Г: При выборе из миллиона произведений, как вы останавливаетесь на одном единственном, которое превратится в спектакль? Есть ли какие-то ориентиры, что ставить?

Д.Б.: Руководство внутренней интуицией, ощущением материала, хочу я с этим материалом жить или не хочу.

Театр-студия «Грань», Новокуйбышевск

С&Г: Какие вы сами театры посещаете, что создаёт ваше мировоззрение и мироощущение?

Д.Б.: Я много театров посещаю. Ведь какая штука – в прошлом году я был членом жюри фестиваля «Золотая маска». За месяц с копейками посмотрел 54 спектакля. Многие театры открыл для себя впервые. Я стараюсь ходить на спектакли интуитивно и не скажу, что я это определяю по театрам. Потому что театр – это здание, пространство, но ведь важно, кто в этом театре вершит историями. Сегодня время не театров, а время художников. Они перемещаются из театра в театр, и ты вместе с ними. Мне очень близок Полунин Слава. Очень нравится, как работает Римас Туминас (художественный руководитель театра им. Е. Вахтангова), его стилистика, образ мыслей. Если ты находишь в материале то, что в тебе отзывается, свою ниточку, то начинаешь её раскручивать. Ты читаешь про режиссёра, интересуешься его мировоззрением, тебе интересно, как он работает над постановками, как он это видит, какой у него угол зрения на тот или иной материал, и может ли он совпадать с твоим видением. Это можно назвать вдохновением для дальнейшей работы.

С&Г: Что вас ещё вдохновляет?

Д.Б.: Много вещей. Живопись, например. Я не могу назвать двух-трёх художников, которые меня вдохновляют, потому что в разное время – это разные люди. Всё зависит от материала, над которым я работаю. Я могу наткнуться на совершенно неизвестного художника и понять, что он очень точно попадает в то, о чём я сейчас думаю. И, конечно, мимо чего-то могу спокойно пройти, а спустя пять-шесть лет вернуться, вдруг вспомнив, что видел уже то, что мне сегодня нужно для вдохновения. Как и в жизни, мы очень часто проходим мимо чего-то, ведь чтобы увидеть, заметить, почувствовать, надо быть настроенным на эту волну. Есть люди, которые не настроены на театр, и ты не заставишь их его любить, они могут любить мотоциклы, автомобили, что угодно.

С&Г: Как у вас появилась любовь к театру?

Д.Б.: Не знаю как, это чувство само пришло ещё в школе. Я не помню этого момента, но у меня ощущение, что оно всегда было со мной, крутилось вокруг меня.

С&Г: То есть на выбор профессии особо никто не влиял?

Д.Б.: Никто, никак. Вот, что хочешь – то и пожалуйста. И я очень благодарен родителям за это, что они не отговаривали, не переубеждали. Наоборот, если ты так чувствуешь – учись. Это большой плюс иметь таких родителей, которые не ломают душу, не коверкают будущее. Одна из заповедей, которая мне очень нравится, гласит, что не надо заставлять ребёнка идти за твоими мечтами и по твоим стопам. Самая большая мудрость родителей – услышать ребёнка и помочь ему услышать себя. Услышать не тебя (родителя), а услышать себя, свою интуицию. Мои родители помогли мне её понять и раскрыться. Они не давили своим педагогическим авторитетом, у меня и бабушка – учитель, и прабабушка – учитель, и мать – педагог, а именно помогли мне услышать себя. И я считаю себя счастливым человеком – у меня есть любимое дело.

Театр-студия «Грань», Новокуйбышевск

С&Г: Как развивается история со строительством нового здания для театра «Грань»?

Д.Б.: Сейчас мы на стадии проектных работ. Министр культуры Самарской области Борис Илларионов в конце 2019 года посетил место закладного камня будущего театра и в ходе совещания обозначил, что к 2022 году театр должны построить. Новокуйбышевск будет первым малым городом в новой истории России, где строят отдельное здание театра. Были реконструкции старых театров за эти времена, ремонты и переоборудования кинотеатров, но, совершенно новое здание для театра будут строить впервые. Это хороший знак, пример, образец. А как это важно для города! Ведь город Новокуйбышевск, построенный вокруг нефтехимического завода – градообразующего предприятия, объединившего 70 лет назад людей со всей страны для его строительства, обретёт новое место притяжения. Таким местом, безусловно, был завод. Для людей, которые стояли у истоков города, он был не просто местом работы, он был поддержкой и опорой, он помогал всей социальной сфере, общественной жизни. Был некий союз у города и завода, и жители им гордились. Но прошло много лет, настали другие времена. Завод остался, но перестал быть тем центром, который объединяет людей. Он отказался от помощи культуре и детским садам, все затраты перешли на баланс города. Предмет былой гордости постепенно уходит, и завод становится обычным местом работы. Где теперь место притяжения в городе?

И далее... Когда вы приезжаете в какой-либо город страны или мира, куда вы идёте? Вы посещаете культурные достопримечательности. Что является культурной ценностью в Новокуйбышевске? Её нужно создать. Так вот, первый в России, построенный по индивидуальному проекту театр в малом городе может стать объединяющей идеей и местом притяжения для жителей и гостей Новокуйбышевска. Причём местом, куда может прийти каждый, оно не закрыто ни для кого. И было бы здорово строить его всем городом, я не про финансовую сторону, а про то, чтобы люди поддерживали эту идею и гордились, осознав, что у них есть нечто такое, чего нет в других городах. Они могут гордиться театром, который приносит достижения, имеет «Золотые маски»; театром, который приглашают с гастролями по всему миру. В культурологии есть такое определение: «Город только тогда становится городом, когда в нём появляется театр». Театр есть, но если это будет отдельное здание с театральным парком и оно станет местом притяжения – это будет очень здорово.

В городе работают прекраснейшая библиотека, изумительнейший музей, и появление в этом треугольнике театра обогатит его культурное пространство. Если идти от центральной площади к скверу «Слава Труду» (новому месту строительства), то мы проходим через двор, где жила основательница театра-студии «Грань» Эльвира Анатольевна Дульщикова, и там, на подъезде, есть мемориальная доска с её именем. Это как в Санкт-Петербурге, вы гуляете, и вас пронизывают культурные линии города, и чем больше паутина этих линий и дорог, тем интереснее, сложнее, более духовным становится пространство.

Чтобы город наживал историю, нужно создавать культурные линии и культурные объекты сейчас. И, может, лет через сто Новокуйбышевск станет как маленький европейский городок, как, например, город Эссен в Германии, изначально промышленный центр, показавший всему миру удачный пример перепрофилирования объектов, бывших ранее градообразующими. На месте угольных шахт выросли зелёные сады, выставочные центры, музеи, конференц-залы. За 35 лет он превратился в экологически чистый культурный центр Европы. Это возможно сделать здесь на примере Новокуйбышевска. А какое интересное может получиться культурное пространство! Ведь строить этот город приезжали со всей России – люди разных культур, разных сословий, разных взглядов. Эльвира Анатольевна рассказывала, что здесь ходили интеллигентнейшие врачи, инженеры, архитекторы – люди, которые привнесли сюда интернациональность. Это город эклектика, здесь смешение культур, идей, стилей, взглядов. И это важно осознавать даже просто для идентификации, понимания собственной значимости.

Театр-студия «Грань», Новокуйбышевск

С&Г: К вопросу об идентификации. Как вы определяете театр «Грань»? Современный, эпатажный? Есть ли для вашего театра определяющее слово?

Д.Б.: Никакого слова нет, просто «Грань». В этом названии заложен смысл театра. Не просто театра, театра-студии, потому что студия подразумевает эксперимент, поиск, лабораторную работу, рост и развитие актёра и так далее.

С&Г: Чем обусловлено решение взять в театр нового режиссёра Виктора Трегубова?

Д.Б.: Очень захотелось, чтобы рядом был единомышленник, с кем можно обдумывать и создавать, воспитывать и передавать. И опять-таки это связано с новым зданием, где будет две сцены.

С&Г: Что ждать зрителю в новом 2020 году?

Д.Б.: Весной должна выйти работа «Дракон» по Шварцу. Ей занимается Виктор Трегубов. А я к концу года должен сделать спектакль «Мария Стюарт» по Шиллеру. Возвращаясь к вопросу выбора спектаклей, опять же замечу, что всё взаимосвязано, и в новых работах мы рассмотрим ещё одну грань – а именно, человеческую свободу. В «Драконе», например, люди физически свободны, они могут перемещаться, делать всё, что хотят, их никто не сковывает и не держит, их границы открыты, но они внутренне очень несвободны. Они подчинены своим комплексам, взглядам, принципам. У них нет внутренней свободы, и рабство от дракона их вполне устраивает. Главный герой обнаруживает – для того, чтобы освободить людей, убить дракона недостаточно.

«Мария Стюарт» – обратная история. У Марии Стюарт нет внешней свободы, она находится в заточении по приказу английской королевы, но у неё такая колоссальная внутренняя уверенность, сила и свобода, что её боится народ и сама Елизавета. Так что же является свободой? Внешнее перемещение человека или внутреннее состояние и сила? Интересно это поизучать, попрепарировать, разобраться, что есть свобода для человека, о которой все кричат, какой свободы нам надо, какой свободы мы хотим. Свободно ходить по улицам или свободно высказываться? А если это переходит в беспредел, который находится на очень тонкой грани от свободы? Есть ли у свободы границы или она безгранична? Как твоя свобода соотносится со свободой других людей? Поговорить о свободе считаю очень важным. Думающий зритель сам увидит всё это внутри материала и поймёт, что для него есть настоящая свобода.

Автор: Ирина Киселенко


Автор:Ирина Киселенко